Художники осажденного Ленинграда


Зима 1941/42 года в Ленинграде... Лютая, голодная, жестокая. Череда бесконечно длинных темных дней, самых трагических и мужественных среди девятисот беспримерных дней блокады.

Город казался вымершим: пустынные улицы замело снегом, холодные громады домов зияли ранами, безжизненно повисли сорванные провода, троллейбусы намертво вмерзли в сугробы. Не было хлеба, света, воды.

И все-таки город жил. В обледенелых цехах заводов истощенные люди, не зная отдыха и сна, изготовляли оружие, танки, снаряды для фронта. Под жестокими бомбежками и обстрелами команды противовоздушной обороны дежурили на крышах, разбирали разрушенные дома, помогали раненым, хоронили погибших. Ни на минуту не смолкало радио: мерный стук метронома сменялся симфонией Чайковского, сигналы воздушной тревоги — пламенными речами Николая Тихонова и Всеволода Вишневского. Раненый, измученный город продолжал жить высокой творческой, интеллектуальной жизнью.

В лютую первую блокадную зиму в подвалах Эрмитажа, Русского музея, Академии художеств жили и работали многие прославленные художники, архитекторы, ученые, отказавшиеся, несмотря на преклонный возраст и гаснущее здоровье, эвакуироваться из Ленинграда.

Сдавать Ленинград нельзя... Это чувство, эта страстная убежденность были сильнее голода, страданий, болезней, сильное смерти. И потому город стоял насмерть. Рядом с солдатами насмерть стояли рабочие, ученые, поэты, музыканты, художники.

Каждое утро на израненных стенах Ленинграда появлялись плакаты. Яркие, пахнущие свежей типографской краской листы призывали на борьбу с врагом, клеймили фашистских варваров, взывали к мщению, помогали жить, бороться, верить. Они были очень нужны тогда людям.

фото: ОКНА ТАСС

В промерзлых комнатах дома № 38 по улице Герцена, где помещался Ленинградский Союз советских художников, шла своя особая, напряженная жизнь. Просторный старый дом с двумя высокими залами для выставок, с большими, некогда светлыми мастерскими стал неузнаваем. В комнатах на втором этаже были сооружены нары, топились печки-«буржуйки», горели тусклые коптилки. Слабое пламя выхватывало из тьмы худые бледные лица, бросало пятна колеблющегося света на столы, заваленные бумагой, красками, карандашами, робким теплом согревало застывшие пальцы. Руки в перчатках с трудом держали кисти, замерзавшие краски приходилось отогревать дыханием. Но художники работали. Работали с поразительной для изможденных людей энергией, упорством, страстью.

С первого дня войны художники делали все, что нужно было для защиты родного города. Более ста человек — членов Ленинградского Союза художников — сразу же ушли на фронт. Многие сражались в народном ополчении. Отстаивать свой город с оружием в руках стремились все. Те, кто не был в армии, строили оборонительные сооружения, работали на лесозаготовках, проходили военное обучение в командах противовоздушной обороны. Некоторые художники считали, что искусство во время войны никому не нужно, что Союз художников надо временно просто закрыть. Но труд живописцев, скульпторов, графиков — их профессиональный труд — стал сразу же остро необходим городу-фронту. Уже в конце июня 1941 года большая группа художников начала выполнять огромную работу по маскировке военных объектов — прежде всего аэродромов. Нужно было также маскировать важнейшие гражданские объекты (в частности, Смольный) и прославленные архитектурные сооружения. Необходимо было укрывать от бомб и снарядов знаменитую монументальную скульптуру. Для каждого памятника архитекторы и скульпторы разрабатывали особый способ укрытия. В городе выросли странные, обшитые досками песчаные холмы, опустели пьедесталы…

Руки художников понадобились и для другого очень важного дела. Шла срочная упаковка готовящихся к эвакуации сокровищ Эрмитажа и Русского музея.

Но среди всех бесчисленных и нужных дел, самоотверженно выполняемых художниками, самым ответственным и главным для них делом с первого дня войны стала массовая наглядно-изобразительная агитация.

Сколько разнообразных форм агитационного искусства пришлось освоить художникам Ленинграда в первые же месяцы войны! Они работали над листовками по агитации среди войск противника, создавали десятки, сотни рисунков для газет, выполняли художественные открытки, которые печатались большими тиражами. Тематика их была самой разнообразной: славное военное прошлое русского народа, боевые эпизоды Великой Отечественной войны, подвиги героев Ленинградского фронта и партизанского движения. Зачастую на открытках воспроизводились лучшие плакаты и листы «Боевого карандаша», репродуцировались известные картины русских и советских художников. Особой любовью пользовались на фронте и в тылу литографированные открытки А. Остроумовой-Лебедевой, неустанно прославлявшей немеркнущую красоту родного Ленинграда.

С каждым днем художники все больше понимали необходимость своей огромной работы и выполняли ее самоотверженно, из последних сил. Но ряды их таяли, а силы убавлялись... От голода, бомбежек и обстрелов в самую суровую блокадную зиму погибло более ста человек. Среди них — выдающиеся деятели советского изобразительного искусства И. Билибин, А. Савинов, Н. Тырса, П. Шиллинговский, Н. Данько, Н. Лапшин... Часть больных и престарелых художников была эвакуирована по знаменитой ладожской Дороге жизни в глубокий тыл. Союз насчитывал теперь едва ли более восьмидесяти человек. Многие из них жили далеко от улицы Герцена, и приходить сюда изо дня в день, чтобы оперативно выполнять срочные задания горкома партии и Политуправления фронта, обессиленным людям стало чрезвычайно трудно. Тогда-то, в начале первой блокадной зимы, и собралось под крышу дома № 38 большинство оставшихся в Ленинграде художников — вместе жить и работать было легче.

Художники Ленинграда

Это было удивительное время. Сообща обсуждались все творческие предложения и замыслы, порой они сообща и воплощались. Круглосуточно горели в комнатах коптилки. Художники у столов сменяли друг друга. Тут же они, не раздеваясь, отдыхали, тут отогревали у «буржуйки» закоченевшие руки и съедали свой скудный паек. Тут они встречали Новый, 1942 год вокруг стола, накрытого белоснежной скатертью, на которой среди конских котлет (пиршество!) и сэкономленных кусочков блокадного хлеба стояли тарелки с искусно нарисованными на них яствами - рыбой, колбасой, икрой.

И здесь же в минуты передышки, скупо дарованные войной, рисовали, писали этюды, даже лепили, хотя по своей специфике труд скульптора нуждался и в материалах, и в условиях работы, обеспечить которыми в те тяжелые дни, казалось, было невозможно.

Ленинградский Союз художников начал проводить постоянную большую работу по организации выставок — не только в залах Союза, но и передвижных — в госпиталях, воинских частях, фронтовых клубах и даже на переднем крае. Они неизменно пользовались успехом, и это, безусловно, стимулировало дальнейшую работу художников.

18 января 1943 года произошло долгожданное и радостное событие: была прорвана блокада Ленинграда. Жизнь в городе резко изменилась. Хотя не прекращались еще бомбежки и обстрелы, но отступал голод. Большая земля начала снабжать город всем необходимым, и силы его росли с каждым днем. Росла вера в скорое полное освобождение от блокады. Росла жажда сделать все возможное для победы над врагом.

Художники работают с удвоенной, утроенной энергией. В мае 1943 года в залах Союза художников открылась «Весенняя выставка ленинградских художников», само название которой говорило о возрождении города, возрождении его мирных, не уничтоженных войной традиций.

В январские дни 1944 года началось мощное наступление войск Ленинградского фронта. 27 января Ленинград был полностью освобожден от блокады!

Город ликовал. Жизнь Ленинграда постепенно входила в мирную колею. Начали приезжать многие художники. Вернулись известные живописцы старшего поколения М. Авилов, А, Самохвалов, А. Любимов, П. Бучкин, Р. Френц, В. Кузнецов, скульпторы В. Ингал. В. Симонон, графики А. Каплан, С. Юдовин.

Начался новый этап в жизни героического Ленинграда — восстановление его. Художники, как всегда, горячо и активно откликнулись на новые задачи. Они создали целую серию плакатов, призывающих как можно скорее залечить раны, нанесенные врагом любимому городу. Многие художники вместе с архитекторами работали в пригородах Ленинграда сразу после их освобождения.

Снятие блокады Ленинграда

Приближался незабываемый май 1945 года... Победа!

Она далась дорогой ценой. Война унесла миллионы жизней, нанесла колоссальный ущерб всему народному хозяйству, разрушила сотни городов, стерла с лица земли многие памятники истории и культуры.

Повсюду налаживалась мирная жизнь, начиналась огромная работа по восстановлению того, что было разрушено фашистскими варварами, строились грандиозные планы на будущее, а на мольбертах живописцев еще стояли холсты, с которых смотрели суровые лики войны, под резцом граверов еще рождались картины осажденного города, руки скульпторов еще помнили холод замерзшего пластилина...

Проходят годы, десятки лет. О беспримерном подвиге Ленинграда написаны романы и стихи, созданы фильмы и спектакли, собран огромный документальный материал. Но зримые образы тех, кто совершал этот подвиг, смотрят на нас с полотен и рисунков далеких лет так пронзительно ощутимо, что время словно отбрасывается вспять и мы оказываемся рядом с ними, в трагических и грозных днях героической обороны Ленинграда, живем их ненавистью и любовью, их страстным желанием выстоять и победить.
 
И.В.Никифоровская
"Художники осажденного города"
издательство "Искусство", 1985г.





©2002-2016 Андрей Балашов. Davno.ru - поздравительные открытки, картинки, праздники, поздравления с праздниками, пожелания, плакаты.

Все современные открытки, их тексты и стихи являются авторскими. Запрещается использовать графические изображения и цитировать тексты сайта www.davno.ru без указания прямой индексируемой ссылки на источник - www.davno.ru. ЗАПРЕЩАЕТСЯ заимствовать и перепечатывать текстовые поздравления с праздниками сайтам поздравлений.